Великобритания, 22.11.17.
Оптимизировано для просмотра в FireFox 

Здравствуйте, Читатель !




тупик прядильщиков
Сегодня в номере:
Who is Mr. Snape?

Читайте на стр. 3
I


» Альманах фанфикшна СС/НЖП
» Поиск в подшивках:
» Другие СС-пейринги:

Баннерообмен




» СПЛЕТНИ, ИНТРИГИ, РАССЛЕДОВАНИЯ:
[Добавить новость]

» ДЛЯ ПОДПИСЧИКОВ: » ФИКРАЙТЕРУ: » ПРОЕКТЫ: 

Альманах ВКОНТАКТЕ
Альманах в Дневниках 
Альманах в Livejournal 
 
[05.05.10]
Новый администратор Тупика

[12.02.10]
Сложение полномочий

[Все новости]
Логин:
Пароль:
Энциклопедия Зельеварения new!
Справочник заклинаний
Справочник женских имен
читать другие разделы

 


СОДЕРЖАНИЕ:


»Статистика:



Онлайн всего: 2
Читателей: 1
Волшебников: 1
Dwaynebymn

Фанфикшн » AU (13) » Resurgam


Глава 21.


…..Для чего дается память
Нам в проклятие, или в дар?....

Поезд громыхал колесами, выстукивая дробный сердечный ритм: на-юг, на-юг; на-юг. Регина прилипла лбом к стеклу, водя глазами - туда-сюда. «Хорошо, что никто с той стороны не липнет к стеклу и не смотрит, как мечутся зрачки у приличной с виду особы», - подумала девушка. «Бу-туп, бу-туп, бу-туп», - выстукивало сердце, словно и вправду стремилось попасть в ритм стука колес. Регина провела пальцем по оконному стеклу. Да уж…. Ее пребывание в Хогвартсе сразу не заладилось. И дело было вовсе не в злополучном распределении, которое старая Шляпа превратила в сплошной фарс.

*****

Первая ночь в Хогвартсе прошла без сна. Рина ворочалась на непривычно узкой постели, пытаясь изгнать из своих мыслей навязчивую черную фигуру Слизеринского декана.
Неприветливое, суровое лицо профессора Снейпа поразило ее сразу по многим причинам: он был деканом факультета, на котором она намеревалась учиться; он был мучительно похож на Эрика. Резкостью и отточенностью движений, сохраняющих при этом удивительную, нереальную грацию, черными длинными, правда, прямыми, волосами, богатством красивого, глубокого голоса, о возможностях которого можно было только догадываться. Отличие было только одно: Эрик был неприлично красив, а черты лица слизеринского декана – притягательно несовершенны. Регине хотелось его разглядеть, всмотреться и не прерывать этого процесса, но перспектива встретиться с ним взглядом – ужасала. Вовсе не оттого, что бредившая хорошими манерами мисс Прайс, вдолбила ей в голову, что это неприлично. Взгляд профессора Снейпа пугал, обладая неприятной особенностью – он притягивал и не позволял оторваться, укрепляя при этом паническое ощущение опасности такого зрительного контакта. Но и это было еще не все! Войдя в учительскую, Регина, еще не ведавшая, кто он и что он, подумала, что он похож на ее «Призрака». Уверилась она в этом много позже, когда увидела его пометки на своем эссе. Даже будучи подготовленной, Рина не смогла сразу принять этого факта и на некоторое время выпала из реальности, смутив, тем самым (вот странно и непонятно) самого профессора. За неделю пребывания в Слизерине она прямо и косвенно убедилась, что Северус Снейп – воплощение невозмутимости, логичности и последовательности во всем тот самый Призрак.
Но это было после, а тогда, на пути в подземелья, душа Регины пребывала в странном состоянии, кидаясь попеременно от истеричной паники, до тупой заступоренности. Шальная мысль о том, что не просто так ведет ее в незнакомую чужую жизнь черный Призрак в развивающейся мантии, застряла в голове так прочно, что не давала возможности трезво и спокойно соображать.
*******

Мелькавшие за окном пейзажи потихоньку тускнели, плавно растворяясь в надвигающихся сумерках. Сидящая перед окном девушка потянулась, хрустнув пальцами, перевязала хвост, подобрав выбившиеся пряди, и снова скукожилась, прильнув лбом к оконному стеклу. Проникшись с самого детства математическими аллегориями Эрика, Регина незаметно пристрастилась классифицировать все происходящее с ней, используя свои довольно скудные познания в высшей математике. Порой – это было забавно, бывало – помогало что-то для себя определить. Часто, правда ей не хватало знаний, и она в бешенстве бросала «к гоблинам» всю эту галиматью, запутавшись в рассуждениях. В таких случаях, приходилось действовать интуитивно. А затем растаскивать собственноручно нагроможденные препятствия, разбивать лоб о возведенные стены и теряться в лабиринтах своих фантазий. Раньше ее мир был разделен на четкие, строго очерченные области: семья; колледж. Они, находясь в пределах одной реальности, в свою очередь тоже имели разделительную линию. Она разграничивала реальность, где все было пропитано Магией, от части бытия, где волшебству места не было.
Эрик очень резко и основательно ворвался в маггловский мир. Если до катастрофы, буквально разрушившей тихий мир Ризергама, юноша просто активно интересовался маггловской реальностью, то после несчастья в семье, у него радикально изменились приоритеты. Эрик стал стопроцентным подданным Ея Величества, по странной иронии бытия осведомленным о существовании магической действительности. Регина не могла, в силу малолетства, постичь всю глубину перемен, произошедших с братом, боль и остроту сомнений и переживаний, обрушившихся в связи с этим на Абигайль. Но, будучи из-за пережитых потрясений не по-детски чуткой и внимательной к близким, девочка научилась улавливать малейшие нюансы, едва заметные изменения настроений членов своей семьи.
Эрик вел жаркие споры с бабушкой, приправленные скорбным киванием и тайными слезами Присциллы, затем брат напускал на себя надменный вид, поджимал губы и картинно удалялся в свои комнаты. Абигайль хмурилась, мисс Прайс огорчалась, а Рина тайком прокрадывалась к комнате брата и тихо скреблась в дверь…
******

- Брысь! – послышалось из-за двери.
- Так, можно? – спросила девочка, просовывая голову в дверь.
- Я, кажется, сказал «брысь», - не оборачиваясь, ответил молодой человек, сдерживая улыбку.
- Подвинься! – удобно устраиваясь на диване рядом с братом, ответила ему Рина, не смущенная его словами, совсем не напоминавшими приглашение войти.
Эрика всегда восхищала способность малышки Рины проникать в его пространство с бесцеремонностью и чуткостью домашнего зверька. Может поэтому он и окрестил кузину дурацким прозвищем. Если разобраться, девочка вовсе не походила на белку – она была белокожей, розовощекой, плотненькой, а ее темные косички совсем не напоминали невнятную серо-рыжую шкурку. К тому же, Рина совсем уж точно никогда не была глупой. Она свернулась калачиком где-то у него под рукой и подняла на него огромные синие глазищи.
- Рик, как ты думаешь, а можно быть и ведьмой и магглой одновременно? – спросила она.
- Не пробовал. – коротко ответил Эрик, в очередной раз, убеждаясь, что расслабляться с этой девчонкой просто невозможно. - Смотри, - сказал молодой человек, дотянувшись до столика и взяв карандаш и бумагу. – Воооот, - Эрик старательно вывел круг на листке. – Что это, по-твоему?
- Шарик. – ответила девочка.
- А это что? – Эрик изобразил еще один круг, частью пересекший предыдущий.
- Еще шарик. – невозмутимо сказала Рина.
- Покажи, где бы ты хотела находиться? – он внимательно посмотрел на сестру, стараясь придать своему вопросу особый статус серьезности.
- Это игра такая? – удивленно вскинула она бровки домиком. – Это что, домики? А я там одна должна находиться? А какой шарик лучше?
- Слишком много вопросов! – остановил ее брат. Он уже пожалел, что выбрал не слишком понятный для ребенка образ. – Подумай, терпеливо начал объяснять Эрик. – Два шарика. На что похоже?
- Нуууу, - неуверенно закусила губу Рина, - один на другой наехал.
- И что? – осторожно спросил Эрик.
- Сломал? – расстроено спросила девочка.
- Почему сразу сломал? – тихо ответил Эрик, боясь спугнуть мыслительный процесс. – Может быть, просто проник?
- Не получится. – уверенно заявила сестренка.
- Почему?
- Да так! Представила. Два шарика рядом друг в друга не влезут. Они будут толкаться, и если их продолжать друг на друга толкать, кто-нибудь лопнет. – пояснила она и кивнула, словно и сама уверилась в правильности своих рассуждений.
– Вот, ты нарисовала синий шарик, а затем – красный, который полетел и закрыл часть синего шарика….- попробовал Эрик объяснить иначе.
- Ваууу! – визгнула Рина. – Так что ж ты сразу не сказал! Получится – пурпурный! Я знаю, мне бабушка говорила. – авторитетно заявила она. – Значит, вот в этой штуке, похожей на веретено, можно быть и синеньким и красненьким? – с восторгом распахнув глазищи, спросила девочка.
Эрик осторожно кивнул, внимательно следя за мордашкой сестры. Мерлин великий! Неужели Глупой Белке удалось просто и без затей понять то, что он, гордящийся своим высоким IQ, тщетно пытался ей объяснить. – Если представить, - осторожно заговорил он, - что синий шарик – это волшебный мир, множество магов. А красный шарик – мир магглов, то ты как раз и находишься в этом вот, как ты объявила, пурпурном веретене. То есть ты принадлежишь и тому и другому множеству.
- Класс! – заключила Рина. – Значит, мы принадлежим множеству магов? – она испытующе и требовательно взглянула на Эрика.
- Нууу, - протянул он, - упрощенно – принадлежим. Хотя…
- Не будь занудой! – оборвала девочка попытку брата дать более подробное объяснение. – А трудно вот так, и там и там?
-– Сама попробуешь – все узнаешь. – коротко сказал Эрик. Сначала расстроившись, что Рина поторопилась все свалить в кучу, он вдруг подумал, что девочка скорее на уровне подсознания отказалась выслушивать его рассуждения, чтобы не касаться тревожащих ее неясных моментов.
- Значит – мы особенные из особенных! – твердо резюмировала малышка, сползая с дивана.
- Почему? – опешил Эрик.
- Потому, что мне цвет нравится! – веско объяснила девочка. – Мы – особенные для множеств. – гордо добавила она, явно смакуя понравившееся слово.
- Мы – элементы, принадлежащие обоим множествам. – поправил молодой человек.
- Кисло! – уже от двери сказала сестричка. – Я придумала лучше! – улыбнулась она и, прощебетав «доброй ночи», умчалась к себе.
*****

Поезд вез Регину домой, и она, отвлекаясь изредка на традиционные во время путешествия нехитрые развлечения, передумывала, переигрывала события, произошедшие за последнее время. И вспоминала, вспоминала….
*****

- Готовишься? – услышала Регина и кивнула, не поворачивая головы. Мелани плюхнула тяжелую стопку книг на стол и принялась разбирать их на две кучки. – Знаешь, кто это сделал? – ворчливо-безразличным тоном, спросила она.
- Ты пришла поделиться со мной своими соображениями на эту тему? – помимо воли, вопрос Рины прозвучал агрессивно. Сердило то, что она была совершенно не в праве предъявлять бывшей приятельнице какие-либо претензии. Мисс Харди вовсе не должно было волновать, что Регине Ризергам остро не хватает ее, мисс Харди прямолинейного, неуклюжего участия, даже просто соседства.
- Ясно. – коротко буркнула Мелли. – Дурой надо было быть, чтобы не догадаться. Ты же не дура. И я не дура, - помолчав, добавила она. - Только, доказательств у тебя нет. И не будет. – нахмурившись, закончила мисс Харди.
- Уверена? – резко обернулась, наконец, Рина.
- А-то! – ухмыльнулась Мелли, и тотчас ее лицо снова стало угрюмым. – Нас с Бобом вызывал декан.
- И что? - живо вскинулась Рина.
- А то! – окрысилась Мелли. – Ну, все не как у людей! – девушка в сердцах с размаху плюхнулась на лавку. – Ты что устроила, а? Принцессабезбашенная – со злостью прошипела она.
Брови Регины взметнулись вверх, а глаза замерцали недобрыми синими огоньками.
- Нечего в меня глазами стрелять! – продолжала злиться Мелани. – Дадли на ушах стоит. Декан молчит и лютует. МакГонагалл на консультации ни разу ни одного «нашего» по имени не назвала. Даже директор не улыбается!
Рина чуть расслабила напряженную спину, а брови ее вернулись на место. Глаза сузились в щелочки и поблескивали на мисс Харди колючими стальными искорками. Однако с голосом ей вполне удалось справиться, - И ты считаешь, что я все это затеяла специально, чтобы Гриффиндор имел преимущество не только на квиддичском поле, но и на экзаменах? Думаешь, что таким образом я решила дискредитировать весь Слизерин?
-Хватит! – гавкнула Мели. – Нечего в меня пулять разными словечками. И нечего домовиком прикидываться. Я хочу знать, что ты намерена делать?
- Тыыыы? – спросила Рина, попытавшись произнести короткое слово, как можно язвительнее.
- Прекрати уже. – тихо попросила Мелани. – Декан велел нам с Бобом выяснить, кто это сделал.
- А вы с Бобом теперь думаете, как вам сказать декану, что вы понятия не имеете, как сказать ему, что вы никогда ему не скажете, кто отличился? – насмешливо спросила Рина, впрочем, без малейшей издевки.
- Монти жалко. – бесцветным голосом сказала Мелани.
- Ее никто за язык не тянет. – жестко ответила Рина.
- Никто, - подтвердила Мелани. – Но если всплывет,… Знаешь, - раздумчиво заговорила слизиринская староста, - Монти раньше в школе было столько же, сколько Уизли – туча. В Слизерине – трое, в Ровенкло – двое, и один в Хаффлпаффе. Они, как грибы, появлялись каждый год. А теперь - осталась одна Дженнифер. Только мальчишки доучиваются до седьмого курса. А девчонок забирают после пятого. Джен должна будет сдать на все «превосходно», иначе ей пособие на последующее обучение не светит.
- Так она и сдаст. – спокойно ответила Регина. – Уж если кто и может, так только она.
- Ты что, и вправду не понимаешь? – удивилась Мелли. – Ни МакГонагалл, ни Снейп ей превосходно не поставят, если…
- Да вздор говоришь! – повысила голос Регина и тут же улыбнулась укоризненно зыркнувшей мадам Пинс. – Не станут же они ее валить, если она знает лучше других.
- Сама себе ответила. - спокойно отрезала Мелани. – Лучше других – не значит, лучше Снейпа и МакГонагалл. Думаешь, у них не найдется дополнительного вопросика, на который Дженни не сможет ответить? То-то! – кивнула девушка, увидев проблеск сомнения на лице собеседницы. – Снейп был просто в бешенстве после всего этого. Его можно понять, декан не может противостоять директору и МакГонагалл, значит – защищать не будет. Тем более, он сам КРАЙНЕ рассержен. – веско акцентировала Мелли.
- «Крайне», говоришь? И что же ему не понравилось? Все шито-крыто, не подкопаешься! Никто ничего не скажет, разбираться тоже не будут. Что же его зельеварство так гневаться изволит? Разве что ему моя задница не показалась…. Так в этом его студенты абсолютно не виноваты! – ехидно заявила Рина.
- У тебя, Ризергам, на Гриффиндоре совсем крыша съехала. – беззлобно и как-то устало сказала мисс Харди. – Короче! Ты знаешь, кто это. У тебя нет доказательств. Скандала затевать не станешь. Так?
- Типа того…. – внимательно глядя на Мелани, сказала Рина. – Ну, подумай сама, Харди! Разве можно всерьез устраивать разбирательство из-за испорченного платья? Будем считать, что это была просто неудавшаяся шутка.
- Слово? – спросила Мелли.
- Любую идею, любое колдовство можно испохабить, когда за дело берется… вульгарная прачка! – выплюнула Регина. – Ее можно просто уволить. Я не разбираюсь с прачками.
- Поняла. – коротко и удовлетворенно выдохнула мисс Харди и поднялась со скамьи. Подхватив стопку книг, она направилась к мадам Пинс. На ходу, чуть притормозив, она обернулась и сказала, - Кстати, воспользоваться могли и чужой палочкой. Например, какого-нибудь лягушонка. Это мне Монти сказала. На случай, если ты передумаешь….
*****

Чего ради просеивала Рина словно через сито этот ужасный год, что искала, что пыталась не потерять, не выкинуть за ненадобностью – она и сама точно не знала.
*****

Весна и модное словцо «авитаминоз», вгонявшее бедняжку мисс Прайс в панику, никак не могли быть ответственными за вздернутое состояние Регины Ризергам. Скорее в ее случае все можно было бы списать на близость экзаменов и на бестолковые отношения с окружающими. Рину никогда особо не волновало мнение «широкой общественности» о «себе любимой» Ей вполне доставало всего необходимого в семье. Конечно, общение со сверстниками было совсем не лишним, но острой потребности в этом Рина не ощущала. Здесь же общение ей было просто-таки навязано. Ей не хватало бабушки, Эрика, улыбчивого и немного вздорного Юсси, даже Ланса, весело размахивающего хвостом-бубликом по поводу и без.
Рина не боялась провалиться на экзаменах, не сильно расстраивалась по поводу своего «модного» приключения. Не сильно угнетала ее явно демонстрируемая неприязнь слизеринцев и настороженное неприятие гриффиндорцев. Как ни противно ей было признать, больше всего бесило то, что гнусная выходка оставалась безнаказанной. Подобное, случись оно с кем другим, сподвигло бы ее на ответные меры – зло должно быть наказано. Но, так как в данной ситуации она являлась «пострадавшей» - то была связана ее по рукам и ногам. Ну, не воевать же всерьез с этой … пигмейкой. Выступить открыто – только грязищу разводить! А так, исподтишка – лучше удавиться! У нее закипали мозги, но пока ничего придумать так и не удалось. Мелькали у Регины бредовые идеи – посоветоваться с близкими, но выбрать из них кандидатуру советника ей не удалось. Один раз она даже решила обратиться к МакГонагалл.
***

- Задержитесь, мисс. – сказала профессор МакГонагалл, когда Регина подошла к столу, чтобы отдать пергамент. Девушка кивнула и отступила в сторону, чтобы не мешать другим студентам, страстно желавшим расстаться со своими работами и покинуть класс. МакГонагалл, приняв свиток у замыкающей, хвост мисс Тонкс, неодобрительно фыркнула, тем самым, выражая свое неудовольствие по поводу ее легкомысленной прически. Волосы Нимфадоры пылали таким безудержно оранжевым цветом, что даже собранные все вместе отпрыски семейства Уизли не смогли бы выделиться на ее фоне. Видимо, заместительница директора симпатизировала этой девочке. Тонкс была весьма упряма, несобранна и безалаберна, но обладала весьма легким и приятным характером и была наделена недурными способностями. Даром метаморфомага она распоряжалась бесшабашно, несерьезно, но на нее невозможно было всерьез рассердиться. Деканша, чуть улыбнувшись, кивнула мисс Тонкс и, дождавшись, пока за ней закроется дверь, повернулась к Регине. Улыбка тут же исчезла и ее губы сложились в узкую неприветливую полоску.
- Мне кажется, - с места в карьер начала она, - что у Вас не все ладится в отношениях с сокурсниками. - Не получив ответа МакГонагалл еще пуще нахмурилась и продолжила, - Мистер Уизли, правда утверждает обратное. - Однако, - начиная раздражаться, сказала профессор, - я бы хотела услышать Ваше мнение.
Регина подняла на нее синие глазищи и, гладя в упор, четко выговорила. – Мне кажется, что все вполне нормально, профессор.
- Т-а-а-а-к! – зловеще протянула декан.
- У меня со всеми вполне сносные отношения, мэм. – заявила Рина. – А то, что я не стремлюсь ко всеобщим коллективным забавам, так тут все банально просто. Я не могу участвовать в энергичных мероприятиях, в том числе и спортивных, по медицинским показаниям.
МакГонагалл, похоже, разговор не нравился и она готова была неодобрительно фыркнуть на любое высказывание студентки. Вид она при этом имела такой, будто на лету проглотила снитч.
- В детстве, в результате сильного стресса, - забубнила девушка скучным голосом, - у меня случилась некоторая проблема с глазами. Я точно не знаю, как это называется. До конца вылечиться так и не удалось. Врач сказал, что оно или останется, или само пройдет под влиянием какого-нибудь еще более сильного стресса. Я ношу специальные линзы. Один раз я уже потеряла линзу и, пока мне не прислали новый комплект, вынуждена была каждые два часа пользоваться специальными каплями. Это не смертельно, конечно, но ужасно неудобно.
- Ты плохо видишь? Так обратилась бы в больничное крыло, - только и смогла сказать сильно смущенная Минерва. Ей очевидно страшно не хотелось свое смущение обнаруживать.
- Разумеется, мэм. – буднично подтвердила Регина. - Мадам Помфри очень опытный врач. Она то и дала мне капли.
Минерва удивленно уставилась на студентку. Может быть, их беседу деканша планировала несколько иной, и, не удержавшись в сердцах, выпалила, - Мне все ясно. Ризергам! – в ее устах это прозвучало, как диагноз. – Вы, мисс, просто копия Абигайль!
- Спасибо, мэм! – совершенно серьезно отозвалась Регина. – Вы близко знакомы с моей бабушкой?
МакГонагалл удивленно уставилась на студентку. Она никак не ожидал такой странной реакции на свою поспешную реплику. Декан неопределенно кивнула головой, не зная, как выбраться из этой странной беседы.
Регина, напротив оживилась, и внимательно посмотрев на МакГонагалл, словно что-то обдумывая, сказала, чуть понизив голос, - Я не думаю, что бабушка будет в восторге, если узнает…. о моих приключениях.
- Так Вы ей ничего не сказали? – брови МакГонагалл удивленно взмыли вверх. – И относительно чего еще не в курсе Ваша семья? Может быть, и относительно Вашего распределения они пребывают в счастливом неведении?
- Профессор!? – на лице Рины отразилось удивление и почти возмущение. – Я не вру бабушке! Тем более, что это бесполезно. – тише добавила она.
- Ну, еще бы! – не удержалась от язвительной реплики Минерва. Регина молчала и МакГонагалл продолжила. – Я так поняла, что это Ваше со Шляпой коллегиальное решение. Ну, допустим, у престарелого артефакта бывают свои причуды. Но Вы! Надеюсь, у Вас были разумные побудительные мотивы для такого решения
- Конечно, профессор. – уверенно ответила Регина.
- Так отчего же Вы их не изложили? – задала МакГонагалл вопрос весьма сердитым тоном.
- Меня никто не спросил, мэм. – спокойно сказала девица.
Профессор МакГонагалл молча взирала на Регину стараясь, видимо, понять, как ей реагировать на простые и спокойные реплики студентки.
- Если я Вас правильно поняла, мисс, Вы не намерены оповещать свое семейство о досадном происшествии? – спросила МакГонагалл.
- Я бы не хотела расстраивать бабушку, профессор! - ответила девушка.
- Я поняла Вас, Регина. - медленно произнесла МакГонагалл. – Идите. Пора приводить мысли в порядок. Скоро экзамены….
***

Время экзаменов – время катастроф, время надежд и разочарований, время – «собирать камни». Рина собиралась камни разбрасывать. В ее жизни это была не первая сессия и трепета и ужаса девушка не испытывала. А сокурсники, все, как один полагали, что это еще один способ «выпендриться». К чему было доказывать, объяснять своим и чужим, что весь этот предэкзаменационный коллективный мандраж ее увлечь не может. Мозги у нее тоже, как и у всех закипали, усталость и недосып также сказывались, а нервы, вместо уместного при таком напряжении звоне, издавали противные скрежещущие звуки, как когти Миссис Норрис, кошки завхоза, когда она царапала лапами каменные плиты. Ко всему прочему, Рина слишком много сил тратила на то, чтобы весь Хогвартс уверовал, что ее «модный показ» абсолютно не задел ни одного ее нерва. Пожалуй, даже слишком много. Именно это вымотало ее, издергало, так как окончательное решение, что делать, так и не было принято.
Возвращаясь в гриффиндорскую башню, Рина благодарила Мерлина, что он уберег ее от необдуманного поступка. «Только полное разжижение мозгов способно привести к подобным идеям!» - злобно думала она. «Святые небеса! Даже представить нельзя, как бы среагировала Ба, если бы МакГонагалл к ней обратилась со своими комментариями и разъяснениями». То, что бабушка знакома с деканшей и возможно, другими преподавателями, Регина была почти уверена. Она не решилась расспрашивать ни одну из сторон, не решилась также и привлекать третьих лиц. Подтверждение своим догадкам она быстро отыскала в библиотеке, где в подшивках школьных хроник выяснилось, что Минерва МакГонагалл и Абигайль Ризергам были студентками одного выпуска. Более того, Рина, покопавшись в выпускных реестрах, обнаружила, что обе интересовавшие ее особы, были на протяжении всего обучения лучшими на своих факультетах. Судя по тому, как встретила Регину МакГонагалл, их отношения нельзя было назвать безоблачными. Рина сразу же решила все выведать, но досадное недоразумение надолго вытеснило из ее головы все нормальные мысли. Теперь она только и могла, что думать, как не допустить информацию до семейства, и как достойным образом «щелкнуть по носу» зарвавшуюся мерзавку, не скатившись при этом до ее уровня.
Чуть-чуть не лопухнувшись с МакГонагалл, Регина ругала себя последними словами и едва не налетела на завхозову кошку. Скотинка серой тенью брызнула прямо у нее из-под ног с громким мяуканьем. Девушка замерла, затем присела на корточки и позвала выгнувшую спину и прижавшую уши кошку. – Киииссс. Эййй, Миссис Норриссс! Я тебя не зашибла? Прости зверёк! – простительно протянула Рина, протягивая руку к кошке. Зверушка недоверчиво оскалилась, хотя шипение ее было скорее инерционным, чем агрессивным. – Не сердишься? – Рина коснулась пальцами серой головенки и тут же была атакована увесистым шлепком когтистой лапы и сердитым шипением. Ничуть не смутившись, только поморщившись, Регина снова потянулась пальцем к кошачьей мордочке. – Ну вот, и славно! Я – тебя, а ты – меня. Теперь в расчете? – тихим, воркующим голосом сказала девушка. Кошка, продолжая скалиться и прижимать уши, тем не менее не попятилась и не удрала. Так как навязчивые пальцы так и не убирались, Миссис Норрис, продолжая демонстрировать устрашение выгнутой спиной и серьезной мордой, потюпала розовым носиком, принюхиваясь к незнакомому запаху странного существа. Видимо, кошка не нашла ничего угрожающего для своей жизни и ничего унизительного для своей чести. Она, шевельнув ушами осторожно, словно выдавая расположение авансом, легонько боднула головой протянутую ладошку, и с гордым видом подняв хвост, удалилась. Рина тоже выпрямилась, засунув в рот поцарапанный палец, постояла немного и медленно отправилась своей дорогой. После объяснений с животиной, Рине пришла в голову счастливая мысль, и она, как недавно кошку, боялась спугнуть ее и испортить все, что могло бы построиться весьма неслабо.
****

Регина решила не забивать себе голову размышлениями, как дома отреагируют на ее просьбу. Она была уверена, что бабушка не станет ее допрашивать, а потом, когда пройдет время, можно будет и рассказать. Ее просьбу действительно выполнили быстро, только вместо требуемой тетради пра-пра-пра… в общем, Аспазии Ризергам, прислали копию, что Рину также устраивало. Самое главное теперь – успеть и ничего не напутать…..
***

Экзамен по Чарам был первым. Регине сразу повезло – экзамен был общим для всех факультетов, и она увидела в этом добрый знак. После того, как все расселись, профессор Флитвик объяснил порядок проведения экзамена, представил приемную комиссию. Регина, быстро пробежав глазами вопросы, отложила их в сторону, сложила руки на парте и прикрыла глаза. В таком положении она просидела минут десять. Никто практически не мог обратить на нее внимания: одни были заняты вопросами, другие – тем, чтобы первые отвечали самостоятельно. Может быть кто-нибудь мельком и глянул на нее, но надолго взгляд не задержал: мало ли, собирается с мыслями. Еще через пару минут Рина расслабилась, села вольнее и осторожно оглядела зал. Все было спокойно, она легким движением провела рукой по лбу, словно стирая что-то мешающее, и сосредоточилась на ответах.
Она строчила довольно быстро, сокращая слова и стараясь передать суть. Когда первые счастливчики понесли свои работы сдавать, она почти подошла к концу билета. Ей оставалось всего пара вопросов, когда боковым зрением Рина заметила поднимающуюся из-за стола Бардок. Регина замерла, плотно сжав губы и сузив глаза в мелкие щелочки. Мисс Бардок поднялась и направилась к столу комиссии. В тишине и скрипе перьев проскочили пара-тройка посторонних звуков, но они были вполне пристойны и не привлекли всеобщего внимания. Большинство студентов продолжали судорожно заканчивать работу. Рина выдохнула, и, опустив голову, занялась своим экзаменом. А мисс Бардок, приблизившись к столу и положив свой свиток, удостоилась весьма заинтересованных взглядов комиссии и странной лукавой реплики профессора Флитвика: «Не знал, мисс, что экзамен для Вас такой праздник». Недоумевающая мисс гордо направилась к двери на перерыв. Именно недоумение и спровоцировало мисс Бардок чуть опустить голову и …. остаток пути Гвендолен преодолела бегом, поправляя на ходу шотландскую юбку тартана, Чёрный Стюарт.
.... На следующем…. и на следующем экзамене мисс Бардок неизменно покидала класс в ярко выделявшейся на общем фоне шотландской юбке.
****

Экзамена по трансфигурации боялись. Волновались из-за всех, но некоторые дисциплины были усложнены личностью преподавателя. Трансфигурация была в их числе.
Организованной кучкой слизеринцы столпились перед классом профессора МакГонагалл. Не прошло и пяти минут, как дверь отворилась и гриффиндорский декан пригласила студентов в класс. По одному студенты прошествовали в класс, минуя величественную профессоршу. Все имели вид благообразный, собранный и приличествующий экзамену. Минерва МакГонагалл оглядела опустевший коридор, пропустив последнего студента в класс, и закрывая дверь, заметила за углом мелькнувшую мантию. Нахмурившись, профессор еще раз осмотрелась и вошла в класс. Студенты заняли свои места, члены комиссии за преподавательскими столами негромко переговаривались. Минерва открыла, было, рот для надлежащей речи и замолчала, споткнувшись взглядом на яркой шотландской юбке мисс Бардок…..
****

На экзамен по зельеварению весь змеиный курс пришел едва ли не строем. Весь класс разбился строго по парам уже в коридоре. Профессор Снейп вышел встретить своих студентов, и, прикрыв дверь, коротко и внушительно выразил надежду, что они не обманут его ожиданий и не уронят честь Слизерина. Декан пропустил всех в аудиторию и замер на пороге, вглядываясь в сумерки подземелий. Он не обнаружил ни мелькнувшей тени, ни лишнего шороха. Снейп вошел и прикрыл за собой дверь. Обменявшись короткими взглядами с сидевшей в комиссии МакГонагалл, профессор Снейп повернулся к классу. Губы его изогнулись в неприятную усмешку, когда он увидел яркую клетку шотландской юбки мисс Бардок, выделявшуюся среди форменных юбок остальных слизеринок. Лицо Гвендолен полыхало от ярости, бессилия и, пожалуй, даже паники…..
Рина, стараясь не шуметь, осторожно выскользнула из-за рыцарских доспехов в нише и опрометью кинулась прочь.
*****

Неожиданное объявление за ужином удивило и встревожило пятикурсников. Директор между пирогом с патокой и сладкими булочками с ванильным кремом поведал, что экзамен по ЗОТС пятый курс будет сдавать в Большом Зале. Экзамен будет принимать профессор Дастгрэйв и комиссия в составе деканов. Экзамен будет общий и состоять будет из практической демонстрации приобретенных знаний. Такая форма, сказал директор, была предложена им лично, так как ежегодная смена преподавателей по ЗОТС могла негативно отразиться на уровне и объеме знаний студентов. Директор призвал всех не волноваться и не тревожится, так как настрой у преподавательского состава самый доброжелательный.
*****

Гриффиндорцы заходили в зал последними. Как только все четыре факультета выстроились рядами вдоль стен зала, профессор Дастгрэйв объявил о начале экзамена. Гриффиндор образовывал угол со Слизеринцами и оба декана неотступно находились подле своих студентов. Между профессором Снейпом и профессором МакГонагалл происходил постоянный обмен взглядами. Никаких происшествий или странностей ни один из них не выявил. Пока «выступал» профессор ЗОТС, слизеринский декан в основном поглядывал на своих студентов, справедливо полагая, что гриффиндорцы – забота МакГонагалл. Однако что-то видимо заставило его мельком взглянуть и на красно-золотых. Он сразу выхватил взглядом Ризергам. Регина топталась в середине ряда, чуть прикрыв глаза. Осунувшееся за время экзаменов лицо было бледненьким и напряженным. Девушка смотрела прямо перед собой, губы тихонько шевелились, лоб был покрыт бисеринками пота, а по виску тоненькой дорожкой стекала едва видимая капля. Профессор Снейп уже было собрался привлечь внимание МакГонагалл к ее студентке, как заместительница директора сама поймала взгляд Снейпа. Резким кивком Минерва указала Снейпу на его детей и он расширившимися от удивления глазами узрел яркую шотландскую юбку на мисс Бардок. Снейп в свою очередь кивнул МакГонагалл на Регину и решительно двинулся к Гвендолен. В это же время Дастгрэв, оглашавший распределение студентов по парам, провозгласил: «Ризергам. Гриффиндор. – Бардок. Слизерин». В воцарившемся молчании мисс Бардок, уже увидевшая свой наряд, изменилась лицом и твердо взгляну на подошедшего Снейпа, четко произнесла: «Профессор Снейп, мне дурно. Мне срочно нужно в больничное крыло». На лице слизеринского декана не дрогнул ни один мускул. Он только коротко кивнул, подхватил Бардок под локоток и стремительно вывел ее из зала. Ни один из преподавателей не проронил ни слова, только раздраженный экзаменатор, пробурчав что-то неприветливое в адрес слизеринского декана, сам вызвался быть парой Ризергам.
Спустя некоторое время, профессор Снейп тихонько вернулся и кивнул встретившей его взгляд МакГонагалл. На следующее утро у ворот Хогвартса появился мистер Бардок, вызванный директором и забрал дочь домой. Профессор Снейп предоставил Дамблдору и мадам Помфри объясняться с разгневанным отцом.
[К оглавлению] | [Следующая глава]

Добавил: obstinatelass (16.12.09) | Автор: Becky_Sharp
Просмотров: 251 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Имя *:
Email *:
Код *:

» ВЫЗОВЫ:


1. Добавлено: 28.07.09
Автор: blue-crystall
Вызов: Последнее сражение Северуса Снейпа
Юбилейный вызов ко дню рождения Альманаха "Тупик Прядильщиков"
Срок вызова:
до 21 августа 2009
Пейринг: СС/НЖП и др.
Рейтинг: без ограничений
Жанр: на выбор - Drama, Action/Adventure, Romance, AU
Тип: гет
Размер: мини/миди/макси
Фиков написано: 4

» МНЕНИЯ:


Казино - играть в казино онлайн (0)
[Все для фикрайтера]

Казино - играть в казино онлайн (0)
[Все для фикрайтера]

russian teen mms (0)
[Снейпология]

fun free girl games online (0)
[Снейпология]

milf fuckers (0)
[Снейпология]

» Статьи:


[21.01.09]
Вся правда о Северусе Снейпе, рассказанная им самим
[Все о Северусе Снейпе]
[20.01.09]
Учебники и другие волшебные книги, упомянутые Роулинг
[Все о мире Дж.К.Роулинг]
[13.01.09]
«Краткий справочник заклятий, адаптированных для русскоязычных магов»
[Справочник заклинаний]


 

Copyright Spinners End © 2009